Авторизация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Это жизнь

Летние дожди

читать полностью

События

Вебинары

- Сестрён, ты знаешь, наше общежитие сносят. Да, уже всю кирпичную кладку разобрали. Дачные участки же рядом.

- Ну вот, я так хотела зайти в ту комнату, где мы жили маленькие. Прособиралась. Не смогла набраться смелости, боялась показаться странной нынешним жильцам той комнаты.

***

Отец перевез семью в этот заводской посёлок весной 1956 года. Чтобы дети учились в городской школе. Поселилась семья в ветхом здании, которое все называли «Гончарка». В ней проживало ещё несколько семей. Родители объяснили, что здесь раньше была гончарная мастерская. Посёлок находился на берегу речки, и вокруг было очень много глины. И несколько кирпичных заводов.

А уже через год все дружно переезжали в новое двухэтажное общежитие. Каждая семья получила по просторной комнате. Одна семья жила в землянке на берегу реки. Они тоже получили комнату в 20 квадратных метров с большим окном, деревянным полом, окрашенным коричневой краской. В комнатах были сложены плиты из кирпича. Радость новоселов было не описать.

Такая же комната была у нашей семьи. В ней дружно проживали родители, трое детей и бабушка. Это помещение было разделено деревянной решетчатой перегородкой на кухнюприхожуюстоловую и на спальнюзалу. В спальне кровати стояли вдоль стен. Над каждой кроватью висели коврики. У родителей и бабушки с оленем. У нас с сестренкой и братиком коврики были из яркого сатина с розами. Посередине стоял круглый стол. В каждой комнате общежития проживало по двое-трое. Было такое ощущение, что все дети были из одной семьи. Мы прожили в этом доме года четыре, пока всей семьей не построили себе новый просторный кирпичный дом.

Очень важным событием в этой общежитской семье была покупка первого телевизора. Не только в нашей  двухэтажке, но и во всем посёлке.

К соседям, в комнату на втором этаже, набивалось столько взрослых и детей, сколько можно было разместиться в этой комнате. Стульев и табуреток не хватало. Сидели на полу. Смотрели все передачи до самого конца. А телевизор хозяева не отключали до последнего зрителя.

Однажды вечером не было ничего интересного. Никто из взрослых не задержался, никто не захотел слушать лекцию про сельское хозяйство. Я осталась из зрителей одна в надежде увидеть хоть что-то интересное. Может быть, концерт какой. Но дяденька по телевизору все говорил и говорил. Подружка уже давно спала. Родители её тоже, кажется, уснули. В дверь легонько постучали. Не дождавшись ответа от хозяев, дверь открыли. Это была мама.

- Доченька, что же ты сидишь тут? Тёте Рае с дядей Колей завтра на работу! Ну-ка, марш домой! Мама шептала, но было понятно, что дома будет продолжение. И совсем не тихое.

- Раечка, извини, пожалуйста. Что же вы её не выпроводите? Так же шепотом мама сказала соседке, и за руку потянула меня домой.

Это общежитие простояло чуть более шестидесяти лет. Мы были в нем первыми жителями. Многое было в жизни. Но почему запомнился этот тихий спокойный, немножко сонный вечер у черно-белого телевизора? И это общежитие навсегда в нашей памяти осталось НАШИМ.

***

Я любила эти вечера. Тихие, спокойные, нежные. Всё повторяется, но никогда не надоедает. Не устаёшь их повторять изо дня в день.Так приятно смотреть на чистеньких, здоровеньких дочь и сына. Дневное беспокойство за детей уходит, и вот они рядом с тобой. Когда дети росли, я не любила лето. Летом больше опасностей подстерегало малышей. Поэтому, наверное, так радовалась вечерам. Что день прошел, и всё обошлось.

Сейчас детей отмою в ванной, переодену в пижаму и ночнушку. Завалимся на широкий диван, дети посмотрят мультфильм «В гостях у сказки», и будем читать. Что у нас на этот вечер? Да, не дочитали ещё «Приключения Эмиля из Лённеберги». Сын просит перечитывать одну главу по несколько раз и каждый раз хохочет над проделками этого сорванца. Дочь с сыном не любят сами читать, но с удовольствием слушают. Чтобы они не отставали в своем развитии, я им читаю и читаю. Мне пришлось это делать ещё пять лет.  

Ну вот, голос у меня стал похрипывать, дети угомонились и заснули. А у меня ещё столько дел! Надо поработать над дипломом (последний курс ВСГИК), ответить на письмо подруге детства из Алма-Аты, и дочитать новый шестой номер журнала «Юность» за 1980 год. Над дипломом поработаю в Пушкинке, в выходной. Надеюсь, муж отпустит. Это же в библиотеку, ни куда-нибудь! На письмо однокласснице отвечу завтра.

А сегодня я дочитаю журнал!

***

Возвращаясь от сестры, мне нужно было сделать пересадку в центре города.

А побалую себя, прогуляюсь по вновь отстроенному мосту и Любинскому проспекту. Успею засветло. Когда подошла к мосту, спустилась на набережную, чтобы осмотреть его с воды. И увидела остатки деревянных опор старого моста, по которому я ходила до 17 лет. В 1967 году его заново отстроили (к 50-летию Великой Октябрьской Революции), поэтому он «Юбилейный». Он прослужил почти 51 год, и вот его заново отстроили. И тут я подумала: мы живем, а мосты не выдерживают такую нагрузку. Уже третий мост возводят на одном и том же месте. 
Я прошла по мосту, через улицу Партизанскую и перешла на правую сторону  проспекта, где книжные магазины, комбинат питания «Центральный». На углу сейчас находится кофейня «Эклер». Я давно туда хотела зайти. Раньше 50-60 лет назад там был кафетерий. Он отделялся от кулинарии просто аркой, и не было отдельного входа. Мы с подружкой по выходным приходили, нет, приезжали из своего захолустья поесть пирожных за 22 копейки и выпить кофе на деньги, которые сэкономили на школьных обедах. Выбор был невелик, всего четыре – пять видов пирожных. Чай и кофе наливали в граненые стаканы, а пирожные подавали на белых тарелках, на которых было отштамповано «Общепит». Мы чаще всего выбирали «Бисквитное» и «Корзиночку». Реже «Картошку» и «Глазированное».

Кофейня, как раз сейчас занимает эту же часть здания. Я даже села за столик у того самого окна где раньше стояли высокие столики. Стулья тогда не были предусмотрены. Чтобы граждане не засиживались.

В «Эклере» был в тот день огромный выбор красивейших сладостей. Я купила пирожное за 220 рублей, кофе за 110 рублей и внучке безе на палочке. Оно меня привлекло цветом и размером. Дарье должно понравиться. Поднос и чашка для кофе - очень красивые. Пирожное - произведение кондитерского искусства. Все в 1000 раз дороже, чем в нашем детстве, но я была довольна. В следующий раз, когда  решу устроить экскурсию по городу, зайду в комбинат питания. Когда училась в институте, ходили туда с девчонками обедать. Сравню ощущения.

Прогулялась по проспекту и поехала домой. Было уже темно и  грустно. Школьники и студенты туда просто так не зайдут выпить кофе и съесть пирожное. На школьных завтраках не сэкономишь такие деньги. Хотя сейчас и школьники, и их родители - совсем другие.

Автор статьи: Галина Бушланова

Комментарии для сайта Cackle

 

Смотрите также