Авторизация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

ИМХО советы

Речь без проблем: 17 главных приемов для яркости и убедительности

читать полностью

События

Кризис смыслов руководителя — испытание для компании

читать полностью

Вебинары

Совместная голосовая онлайн практика "Сила вашего голоса"

читать полностью

Ну, всё, наконец-то я в поезде. До Ишима ехать три часа и одну минуту. Уже несколько лет туда собиралась. Я там уже была два раза. Первый раз - на свадьбе у подруги летом. Особенно хорошо запомнила, как к концу дня вышли провожать гостей на поезд (вокзал был в нескольких десятках метров от дома жениха). Подруга была в свадебном платье, и все на неё глазели.

Второй раз тоже была с подругой, но с другой. Кто-то нам сказал, что в Ишиме продается хороший трикотаж. Эпоха дефицита. Мы пробыли там несколько часов. Метель была жуткая. Ничего не разглядеть. Обратили внимание на старинные деревянные и кирпичные особнячки. Мы прикупили какие-то кофточки и назад домой.

Сейчас у меня была цель. В городе я должна зайти в Богоявленский собор, в котором крестили младенца Петю Ершова, в музей этого сказочника, и съездить в село Ершово (бывшее Безруково), на малую родину Петра Павловича. Посмотреть, как там восстанавливают храм его небесного покровителя Петра Столпника. Я готовила беседу для ребят начальных классов об авторе «Конька-Горбунка», и чем больше я собирала информации об этом человеке, тем сильнее мне хотелось увидеть своими глазами этот городок ещё раз. Книги, журналы, видео, фотографии только подогревали интерес. 

Номер в гостинице забронирован, обратный билет в сумочке, с коллегами созвонилась, детей предупредила. Буду три часа смотреть в окно и наслаждаться стуком колес и чаем в стакане с подстаканником из жёлтого металла. За окном поезда - метель. Там, что всегда метели?

Неприятные то ли мысли, то ли картинки или даже воспоминания пробивались наружу, тоже связанные с этим сибирским городом, с его вокзалом. Эта история произошла не со мной, но заставляла меня тревожиться и переживать.

-/-/-/-

С Аней мы познакомились на работе. Я вышла на работу после декретного отпуска, а она только поступила в цех. Работа была тяжелая с вредными условиями труда, но с коротким рабочим днём и длинным отпуском. Нас это устраивало. Мы с ней быстро подружились. Одногодки. Она была у меня в гостях, играла с моей маленькой дочкой и умилялась. Я тоже побывала у нее. Её комнатка похожа на комнатку принцессы. Солнечная, маленькая с белоснежным бельем на кровати с металлическими блестящими спинками.

Аня рассказывала, что воспитывалась у бабушки. Отца своего видела только один раз в пятилетнем возрасте. Он дал ей пять рублей. Когда она вопросительно посмотрела на бабушку, та сказала, что это её отец. Это была её единственная встреча с ним. Мама устраивала свою жизнь в городе и вызвала её к себе, когда решался квартирный вопрос. Чтобы получить трехкомнатную квартиру, нужно было иметь двух разнополых детей. Отчим был не против переезда Ани. Всё складывалось удачно. Был уже маленький братишка, Аня закончила школу и переехала в город. Семья получила благоустроенное жилье в самом центре города.

Как-то разговор с Аней зашёл о мальчиках.

- А где отец твоей дочи?

- В армии служит. Уже зимой должен вернуться. А у тебя есть парень?

- Да, есть. Я его так люблю!

Аня заплакала.

- Что же ты плачешь? Радоваться надо!

Теперь уже волнение поселилось во мне. И чего она так переживает?

Вскоре подруга уволилась, объяснив, что ей тяжело работать. Часто приходиться поднимать тяжести, и постоянно рискуешь заболеть – подхватить какой-нибудь микроб. Мы делали вакцины для животных. И не редки были случаи, когда женщины заболевали по неосторожности.

Встретила её через несколько месяцев в театре. Но не в качестве зрителя.

- Анютка, это ты! Ты в театр пришла, на спектакль?

- Нет, я здесь работаю.

- Кем ты здесь работаешь?

Она повела меня в свой «кабинет» под парадной лестницей театра… Там хранились ведра, швабры, тряпки, перчатки, моющие средства.

- Анют, ты так поправилась!

- Да, поправилась.

Вот я глупая, как я не догадалась сразу. Она уже была, наверное, на восьмом месяце. И почему она моет пол здесь в театре? Носит эти вёдра с водой, эти швабры с безобразными тряпками.

Молодой человек, когда узнал о её беременности, перестал с ней встречаться. О женитьбе не могло быть и речи. Как все банально. Мы (женщины) это проходили. Горькие примеры мам и бабушек нас ничему не учат.

Он пообещал дать ребенку свою фамилию и платить алименты.

Все родственники стали уговаривать Аню избавиться от ребенка. Приводили в пример её мать. Если она не хотела делать операцию официально, то найдут доктора, который сделает это на дому, и никто не узнает. Найдешь себе другого парня, ты - молодая здоровая.

Анюта заупрямилась.

- Представляешь, они все захотели убить моего ребенка. У меня никогда не было близкого человека, никто меня не любил, все меня прогоняли.

Отчим выгнал падчерицу из дома, узнав о её беременности.

- Я рожу сына. У меня точно родится сын, и я назову его Стасом. У меня будет близкий человечек. У него всё будет. Я заработаю на квартиру. У меня всё получится!

Через две недели Анну прямо из театра увезли в роддом. Она родила сына.

Всё как-то устроилось. Отчим смилостивился и разрешил Анне поселиться с ребенком в квартире, но уже в кладовке без окон. Знаете, есть такие в «хрущевках».

Выручила всех бабушка. Вырастившая Аню, она согласилась нянчиться и с правнуком. Я видела эту пожилую женщину. Из-за тяжелого труда во время войны, она выглядела старше своих шестидесяти лет. Добрые глаза, натруженные руки, худенькая. Анюта вместе со своей мамой принялись воплощать в жизнь свой план. С помощью театральных знакомых она нашла себе престижную работу – в районном ЗАГСе. Она стала хорошо выглядеть – должность обязывала. Особенно хорошо выглядела на торжественных регистрациях. Вступила в жилищный кооператив. Ездила по туристическим путевкам в Болгарию, ГДР, Югославию. Тогда это было круто. Привозила сыну одежду, обувь на вырост, игрушки. Работу в театре при этом не бросала. Наоборот даже два участка взялась мыть. Ей помогала мама. Чтобы внести взнос за квартиру она тоже взяла участок для мытья помимо своей основной работы. Мужу об этом не докладывала. Когда они поздно возвращались после работы домой, их ждала тёплая уютная бабушка с ужином. Стас под присмотром бабули рос крепеньким и здоровым.

В первый класс Стаса провожали уже из новой квартиры. Бабуля с уроками не могла правнуку помочь, но проводить его в школу, встретить, накормить – это, пожалуйста.

После окончания колледжа Стас ушел в армию. Бабушка оставалась дома одна, наверное, скучала. Многое стала забывать. Все время спрашивала, когда придёт внук. Однажды  Аню сильно напугал запах газа – бабушка забыла выключить. Решили перевезти её к дочери, опять в ту же кладовку. Но там она не будет одинока. Дочь с зятем и младший внук – всё людей побольше, она будет присмотрена.

Прошли два года. Чужие дети так быстро возвращаются из армии! Стас вот-вот должен придти домой. Его ждали со дня на день. Но приехал из воинской части представитель и сообщил, что сын Ани пропал с места службы, и он приехал удостовериться: не приехал ли он домой, не дезертировал ли?  Я помчалась к подруге. Зачем ему покидать место службы, когда она ему уже выслала деньги, чтобы он себе прикупил во Владивостоке необходимые вещи для гражданки. Аня была уверена, что с сыном  случилась беда.

-/-/-/-

В первые месяцы, как без вести пропал сын Ани, мы часто с ней встречались. Я пыталась её утешить. В один из вечеров я спросила про бабушку, как её здоровье, ведь ей уже за восемьдесят. Она знает о том, что случилось со Стасом? Рассказ её не просто удивил меня.

Старенькая бабушка, не узнающая даже свою дочь, конечно же, никого не устраивала, она мешала. Она нарушала гармонию в доме. За ней нужно было постоянно приглядывать. С ней обязательно должен быть кто- то рядом. Скандалы в семье участились: никто не хотел смотреть за бабулей. На семейном совете было решено отправить её обратно, откуда привезли двадцать лет назад. Там жили ещё её один сын и дочь. Отвезти бабушку должен был зять. Анин отчим знал, что его недолюбливают родственники тёщи, и неприятного разговора не избежать. Он привёз старушку в Ишим. На вокзале он посадил её на скамейку, поставил рядом сумочку и на ближайшем поезде вернулся домой. Она в своем городе прожила всю жизнь. Как-нибудь окажется дома. Кто-нибудь её узнает и приведёт домой. Но старушка даже не знала, где она находится. И её никто не узнавал – ведь прошло двадцать лет. Она отошла от лавочки и оказалась без документов.

Первой спохватилась Анина мать. Что-то сестра молчит и никак не реагирует на то, что ей вернули маму. Написать или позвонить, хотя бы для того, чтобы отругать старшую сестру, она же могла.

Живой бабулю уже никто не видел.

Неужели бабушка решила «забрать» правнука с собой.

Эта мысль первая пришла мне в голову, когда подруга рассказала, как они потеряли бабушку на станции Ишим.

-/-/-/-

Буду в Богоявленском храме, обязательно зажгу свечу за бабулю. И тут я подумала, что никогда не знала её имени, и подруга звала её только бабушкой.

Через пять лет Стаса признали погибшим.

Автор статьи: Марфа

Комментарии для сайта Cackle

 

Смотрите также